20 лет первому устройству BlackBerry: Как это было?

Название BlackBerry вызывает смешанные чувства. Для кого-то это пример совершенных новейших технологий, разработанных в Канаде, а для кого-то само это слово становится болезненным напоминанием о компании, которая так и не смогла поспеть за рынком.

Двадцать лет назад компания, тогда известная как Research In Motion или RIM, представила свой первый продукт под брендом BlackBerry — пейджер для электронной почты BlackBerry 850. По словам председателя совета директоров Джима Балсилли, этот девайс стал результатом 5 лет разработок и вложенных десятков миллионов долларов.

Больше десяти лет компания оставалась в топе производителей смартфонов, и казалось, что ничего не может пойти не так. Но создать телефоны, которые смогли бы стать достойным конкурентом iPhone от Apple и другим брендам, ей так и не удалось, и она стремительно потеряла свои позиции на рынке. Однако, несмотря на все взлеты и падения, имя еще живет.

Компания RIM, созданная в 1984 году, напоминала маленькую рыбку в озере воротил технического бизнеса. К 1992 в компании было всего 14 сотрудников, а суммы продаж составляли всего около миллиона долларов. Но уже к 1996 продажи подскочили до 8 миллионов, а сотрудников стало уже 80, причем большая часть из них была задействована в исследованиях и разработке.

Такие компании, как Sharp, Casio, Hewlett-Packard и Apple, ставили в свои устройства радио-модемы от RIM. Свой первый девайс же компания выпустила в 1996 — пейджер RIM 900 Inter@ctive.

Но с BlackBerry все поменялось.

Процессор Intel 386, одна батарейка АА, которой хватало на 2-3 недели, получение и отправка электронных писем — и все это помещалось на ладони. В Канаде такое устройство стоило $549 плюс $49.99 в месяц за безлимитное использование, а за $24.99 в месяц его можно было взять в аренду, доплатив еще $49.99 за связь и $69 за активацию.

Выручка RIM выросла на 80% до $85 миллионов в том же году, и через 18 месяцев после выпуска BlackBerry компания наняла еще 470 сотрудников — всего их стало 740. На десятки миллионов долларов компания также купила несколько зданий рядом с университетом Ватерлоо под свои офисы.

Мы поговорили с четырьмя людьми, которые имели отношение к компании с первых дней ее появления. У каждого из них свой уникальный взгляд на то, какое влияние она оказала.

Дэйв Джаворски

Продавец

Бывший сотрудник RIM №450 все еще носит с собой маленькое напоминание о BlackBerry в кошельке. Маленький стикер, не больше подушечки большого пальца, который он отклеил с пейджера в далеком сентябре 2001 года.

После взрывов 9/11 в Центре международной торговли RIM отсылала пейджеры в Нью-Йорк, чтобы помочь обеспечить коммуникацию между службами спасения, и все наклейки с логотипами нужно было снять. «Мы подумали, что этот не тот момент, чтобы демонстрировать всем наш бренд», — объясняет Дэйв Джаворски.

В прошлом продавца RIM наняли 1-го февраля 2000, он проработал 12 лет. Сейчас он уже второй раз переизбран мэром города Ватерлоо.

11 сентября провайдеры сотовой связи не справлялись, и многие люди, ставшие жертвами этого хаоса, благодарили BlackBerry за возможность связаться с любимыми.

Чтобы совершить голосовой звонок, нужно, чтобы в системе коммуникации было доступно свободное место в момент звонка , а чтобы отправить электронное письмо с BlackBerry 850 или более новой модели, 857, ждать было не обязательно — письма передавались и получались в виде небольших отрезков информации, которые отправлялись сами, когда место в системе освобождалось.

Другие односторонние и двусторонние пейджеры в тот момент на Манхэттене  работали плохо, в то время как пейджеры BlackBerry справлялись.

По словам Джаворски, первые BlackBerry стали популярны в мире бизнеса и юриспруденции, так как позволяли бизнесменам и юристам оставаться на связи даже вдали от своих рабочих мест, или, например, когда те находились в суде.

Одной из его техник продажи было продать пейджер одному из главных исполнительных директоров какой-нибудь компании, а дальше — просто ждать эффекта сарафанного радио.

«Продаешь пейджер какому-нибудь CEO или вице-президенту — и вот они уже говорят, что пейджеры срочно нужны их заместителям. Они распространялись так быстро, прямо как лесной пожар».

По словам Джаворски, когда компания была на пике — новые сотрудники появлялись каждую неделю. К 2002 RIM наняла 1500 людей в Ватерлоо и начала продавать лицензии другим производителям и разработчикам.

«Мне звонили компании из топ-500 журнала Fortune — это просто мечта для продавца», — вспоминает Джаворски, смеясь.

Однако, хорошие времена длились недолго. В 2007, после запуска iPhone, который был нацелен на стандартного потребителя, в BlackBerry не выдержали конкуренции и акции компании упали.

Перед тем, как покинуть компанию, Джаворски занимал должность исполнительного директора по связям с властью и общественностью. Он был вовлечен во многие благотворительные и общественные проекты, созданные компанией, например, в партнерство с благотворительным фондом «Освободи детей» и в проекты по раздаче еды.

Он и его команда из 50 человек еще тогда обратили внимание, что дела у компании идут не очень — так, они часто получали запросы на бюджет.

«Вся моя работа заключалась в том, чтобы отдавать деньги, — рассказывает Джаворски, — раздавать деньги — это точно не было приоритетом компании в тот момент».

Джаворски потерял работу 23 июля 2002 года, а уже через два года впервые был избран мэром. Он все еще пользуется телефоном BlackBerry и отзывается о компании исключительно положительно.

«Мы все еще празднуем изобретение смартфона здесь, в Ватерлоо», — говорит он.

Шон Стрикленд, 2000

Политик

BlackBerry оказались революционными устройствами не только на Уолл-стрит и в офисах корпораций — местные политики тоже сразу взяли их на вооружение. Эти девайсы показали себя как эффективный способ поддержки связи между сотрудниками городских служб и работниками различных коммуникаций.

«Это перевернуло игру», — рассказывает Шон Стриклэнд, в то время — советник города и региона Ватерлоо. Свой первый BlackBerry-пейджер он купил в 2000. Недавно, прошлой осенью, его переизбрали региональным советником Ватерлоо уже на четвертый срок.

«Иметь электронную почту прямо в кармане — это было удивительно и очень удобно».

Ватерлоо закупил в тот год 14 BlackBerry, заплатив по $300 за каждый, для советников и старших администраторов. Устройства позволяли им отправлять и  получать электронные письма, заходить в интернет и организовывать свой график с помощью персонального календаря.

Хотя на тот момент контракт, заключенный между городским Советом и RIM, был обусловлен в первую очередь желанием поддержать местную компанию с местными сотрудниками, все же пейджеры были, по словам Стриклэнда, «удобными устройствами, которые улучшали коммуникацию между нами и нашими избирателями».

Город Китченер тоже закупил 19 BlackBerry, и как минимум один советник из Кэмбриджа сообщил в 2000, что хотел бы, чтобы его город тоже их приобрел.

Шон Стрикленд, 2000

«Они казались незаменимым инструментом», — сказал тогда советник Грег Дурочер. «Сегодня, например, я вышел — а когда пришел, меня уже ждало 9 писем».

Это кажется таким странным, что тогда 9 электронных писем казались чем-то запредельным, или что люди не имели постоянного доступа к интернету благодаря смартфонам. Стрикленд отмечает, что очень легко недооценить важность появления этих устройств, которые позволяли всегда оставаться на связи.

«Сегодня мы воспринимаем наши девайсы как должное», — говорит он, хотя и признает, что по сегодняшним меркам тогдашние BlackBerry были несколько неуклюжими.

Когда-то контролировавшая половину американского рынка смартфонов компания, которая к тому же имела самую высокую стоимость в Канаде, уволила большую часть сотрудников и продала почти всю недвижимость. Однако, по словам Стриклэнда, люди все еще тоскуют по тем временам, полным успеха.

«У меня все еще BlackBerry, и каждый раз, когда я в аэропорту выкладываю его перед аркой металлоискателя, все спрашивают: «О, это BlackBerry? Я скучаю по своему».

«Знаете, о чем мне это говорит? О том, что компания все еще чего-то стоит».

Маркетолог

Марк Гиберт, 2002

30-го января 2013 года компания Research In Motion исчезла, чтобы возродиться под именем своего самого успешного устройства.

«С этого момента мы — BlackBerry. Мы бренд, мы обещание», — говорил тогдашний CEO Торстен Хайнс на запуске новой операционной системы BlackBerry 10. «Наши покупатели пользуются BlackBerry, наши сотрудники работают на BlackBerry, и наши акционеры — владельцы BlackBerry».

В 2013 это решение казалось очевидным, но 14 лет назад название «BlackBerry» встречали не с таким восторгом.

«Это было спорным решением», — признает Марк Гиберт, которому было всего 33 когда он пришел работать в RIM в 1997. Через 15 лет, в 2012 году, он ушел — прямо перед ребрендингом. Под его контролем 12 лет находились корпоративный маркетинг и бренд-менеджмент, он был старшим вице-президентом компании и старшим советником в команде менеджмента.

Он был одним из немногих людей, заставших момент, когда компания Lexicon Branding предложила название BlackBerry. На сайте компании все еще подчеркивается вклад в названием бренда — «более дружелюбное и настраивающее на диалог, не подавляющее потенциал роста компании».

Название также ненавязчиво отсылает к известной клавиатуре QWERTY, которая отдаленно напоминает ежевику («blackberry»).

«Не думаю, что кому-то удалось хотя бы близко добиться такого успеха тогда», — говорит Гиберт о конкурентах. Он даже не может вспомнить хотя бы одного.

По словам Гиберта, запуск первого BlackBerry в 1999 был ходом вслепую.

«Было очень много сомнений насчет того, поднимется ли вообще рынок беспроводных электронных сообщений, — вспоминает он, — линейка устройств BlackBerry, конечно, в корне тогда все изменила».

Фанат

Сейчас производители, разработчики игр и сайтов хорошо понимают фанатизм покупателей, связанный со смартфонами и любыми другими карманными устройствами, и постоянно присылают различные уведомления, чтобы пользователь как можно чаще, сотни, тысячи раз за день, брал в руки свой девайс.

Первые новостные заметки, связанные с BlackBerry, делали тонкие (и не очень) намеки на то, какой опасностью зависимости обладают эти новые технологии.

Выпустив новое устройство, RIM предлагала на BlackBerry 30-дневную гарантию с возвратом и пониженный тариф на первые 12 месяцев. Со-основатель и президент компании честно объяснял причину таких решений.

«Мы хотим, чтобы люди вовсе не сомневались, что им необходимо такое вызывающее зависимость устройство», — говорил Майк Лазаридис.

Когда бывший мэр Китченера Карл Зер рассказывал о BlackBerry в 2000, он сказал: «Балсилли мне говорил, что если я куплю такую штуку, я три дня не смогу ее выпустить из рук».

Марк Лазаридис, CEO RIM, с самым новым на тот момент телефоном марки, 2000 год.

Из-за такого уровня зависимости от устройств к BlackBerry прилипло новое имя — CrackBerry. (от англ. «крэк»)

В 2006 это имя сделал бессмертным Кевин Мичелак, основав сайт crackberry.com для фанатов компании RIM, где все могли бы обмениваться мнениями по поводу новых устройств, вести блоги, оставлять отзывы и так далее.

«У меня ушла неделя на то, чтобы привыкнуть к BlackBerry, потому что до этого я пользовался раскладушкой от Samsung, но как только я во все разобрался — как и все остальные, я подсел», — вспоминает Мичелак. Хоть у него никогда не было того самого легендарного пейджера, он уверен, что именно благодаря ему компания вышла на принципиально новый уровень и стала всемирно популярной.

Идея создать сайт пришла ему однажды ночью, когда он и его друзья сидели в баре и совершенно не обращали друг на друга внимания — они что-то читали, писали и отправляли со своих телефонов BlackBerry.

«Впервые само слово CrackBerry пришло на Уолл-стрит в начале 2000-х», — рассказывает Кевин. Словарь Webster назвал «CrackBerry» словом года в 2006, и вскоре после этого Мичелак стал получать запросы на покупку домена.

Для самого Мичелака это что-то вроде привязанности — люди просто не хотят расставаться со своими телефонами.

Начав как простой фанат, он нашел полноценную работу и стал  владельцем сайта с миллионами уникальных пользователй каждый месяц. Сайт купила флоридская компания Smartphone Experts: сейчас на нем продаются телефоны, приложения и аксессуары, а также публикуются обзоры новых устройств.

«Тогда это было сумасшедшей идеей», — говорит Мичелак.

На несколько лет сайт затих, или, как говорит сам основатель, временно ушел на пенсию. Но в 2017 году, когда в TCL Corp. готовились выпустить новый BlackBerry KEYone, компания попросила его поучаствовать в своем мероприятии по поводу выпуска в Барселоне.

Также Кевин вступил в рекламное партнерство с BlackBerry Mobile и CrackBerry.com.

Учитывая текущее увлечение BlackBerry технологиями «умных» автомобилей и безопасности и меньший интерес к производству смартфонов, Мичелак хотел бы, чтобы компания прошла ребрендинг и вернулась к своим корням, став Research In Motion.

«Мне кажется, то, чем они занимаются сейчас, это то же, чем занималась в свое время Research In Motion — они решают проблемы».

Источник: The Record


Добавить комментарий